Телефон
+7 (34266) 2-24-77
Электронная почта
Живой. Нарочно не придумаешь. 3 Октября 2018

Живой. Нарочно не придумаешь.

На берегу небольшой речушки гуляла веселая, шумная компания. У кого-то был день рождения. Жарили дешевые сосиски и пили водку с пивом. Степан как раз проходил мимо, и когда его окликнули, очень обрадовался - сейчас и ему перепадет.
От толпы отделился его закадычный друг Анатолий и пошел навстречу к Степану.
- Степка, греби к нам!
- Привет Толяша, че там у вас?
- Да, у Таньки день рождения, гуляем.
- Круто, пошли, гульнем.
Подойдя к компании, Степан поздоровался:
- Всем привет. Танюха, с днюхой тебя.
Все заржали. Им понравилось «Танюха-днюха». Никто не был против, что Степан присоединился к их компании. В деревне все друг друга знали, а Степа был веселый, юморной парень, с ним частенько приключались разные смешные истории, над которыми потом смеялась вся деревня.
Степану налили штрафной – полстакана водки, запить дали пивом.
- Давай, Степа, пей, водка без пива - деньги на ветер, – приговаривал друг. – На вот, сосисочкой закуси.

Суета до добра не доводит
Выпив, Степа сразу захмелел, приятное тепло разлилось по животу. Вскоре захотелось искупаться. Вода в речке чистая, проточная, прохладная, дно каменистое, никаких пиявок, лягушек и водорослей нет. Вдоволь наплававшись, решили понырять. Громко крикнул:
- Э-э, народ, смотрите как я ныряю!
И нырнул. То ли дно было не глубоко, то ли камень на дне попался... Стукнулся Степан сильно головой, ориентир исчез, глаза закрылись и он потерял сознание.
Народ хоть и пьяный, сразу заметил неладное. Закричали, замахали руками. Дружок Толя нырнул следом и достал Степу из воды. На голове была рана, сочащаяся кровью. Вокруг Степана началась бессмысленная суета. Каждый говорил, что надо делать искусственное дыхание, а как его делать, никто толком не знал. Наконец кто-то сообразил вызвать «Скорую помощь». Вскоре приехали медики. Но, к сожалению, они тоже оказались немножечко подшофе: был вечер пятницы, врачи ведь тоже люди и им не чужды маленькие человеческие радости. Никто даже не подумал сделать несчастному искусственное дыхание, мельком осмотрев пострадавшего, быстро констатировали смерть и, погрузив труп утопшего в машину, уехали.
Привезли в морг, раздели догола, уложили на железную каталку, и с глубоким чувством выполненного долга уехали. Патологоанатом в это время как раз собирался домой. И все свои дела, то бишь вскрытие, отложил до понедельника. Да и что вскрывать, и так все ясно, черепно-мозговая, не совместимая с жизнью.

Неожиданное пробуждение
А дальше началось самое интересное, прямо классика жанра… В субботу ранним-ранним утром, как только закукарекали деревенские петухи, «труп» Степа очнулся. Он сильно замерз, его знобило так, что зуб на зуб не попадал. Первое, что почувствовал Степан, еще до того как открыть глаза, это запах. Запах был неприятный, какой-то смутно знакомый, приторно-слащавый. Его затошнило. Сильно болела голова, во рту все пересохло и слабость во всем теле была такая, что двигаться не хотелось. И если бы не холод, так и лежал бы не двигаясь. Осторожно, чтоб лишний раз не тряхнуть голову, он сел, огляделся по сторонам. Наконец в глазах прояснилось, и они привыкли к полумраку.
- Где это я? Почему голый? – подумал Степан.
Рядом, на таких же каталках, под такими же серыми простынями кто-то лежал.
- Вот черт! – Степа даже не хотел думать, кто там лежит, так как уже догадался, что он в морге. Ему стало так страшно, что он мигом вспотел, забыл о боли в голове и о жажде. Он слез с каталки, обмотался простыней и, стараясь не смотреть на лежащих, пошел к двери. На его счастье дверь была не закрыта, он толкнул ее, вышел на улицу и никем не замеченный покинул территорию больницы.

Сгинь, нечистая!
Деревня еще спала. Степан незаметно дошел до дома своего дружка. Тихо постучал в окно.
- Толик, Толяша, проснись.
- Кто там? – сонно спросил Анатолий.
- Выйди на крыльцо, дело есть.
- Поспать не дадут в субботу, – заворчал спросонья и с похмелья Анатолий, не узнав голос друга. Почесываясь и зевая, сонный он вышел на крыльцо.
- Кто тут? Че надо?
Увидев в утреннем полумраке силуэт в белом саване, он испугался, замахал руками и залепетал от ужаса:
- Сгинь, сгинь, нечистая!
Попятился назад и, запнувшись о порог, упал. Тут Степан понял, что друг его не узнал и принял за призрака:
- Толя, это я, Степан, твой друг.
- Степан вчера умер, а я тебя не боюсь!
- Толя, я живой! Посмотри хорошенько, живой, на вот, потрогай, теплый!
- Ледяной, - все еще не веря, ответил Толя.
- Замерз сильно, пошли в дом, прохладно тут, штаны дай какие-нибудь. Голый я.
- Пошли, только тихо, жена спит.
- Расскажи, че вчера было-то, не помню ничего. Пожрать че есть?
- Картошка вон в печке для поросят, ешь, если хочешь.
Степан загремел чугунками, нашел картошку и стал жадно есть, не обращая внимания на кожуру.
- Короче, Степа, вчера ты умер.
- Как это меня угораздило? – удивился Степан.
- Не знаю, нырнул, а доставал тебя уже я. Я тебя спас, - гордо сказал Анатолий.
- Спас он! А какого хрена тогда я в морге-то оказался? – повысил голос Степан.
Анатолий молчал, не зная, что сказать.
- Ладно, проехали, – примирительно сказал Степан.
- А Сонька моя че?
- Дак че, Сонька поплакала вроде.
- Что имеем - не храним, потерявши плачем, – ворчливо сказал Степан.
Соня, законная жена Степана, худенькая, маленькая женщина, этакая замухрышка, 32 лет от роду, обладала железобетонным характером. Не сказать, что Степа был у своей жены под каблуком, но держала Соня его в крепких ежовых рукавицах. За каждый Степин косяк прилетало ему то по башке, то по хребтине. А косячил Степа часто, вот как вчера, например.
- Толяша, пошли со мной, а то я один боюсь, Сонька опять ругаться станет, а при тебе может постесняться.
- Постесняется она, как же, – заржал Толик. – Нахлобучит тебя опять, как пить дать. Ладно, пошли, постоишь пока за берегом, а я ее подготовлю, а то напугается еще баба.

Все планы нарушил
Увидев Анатолия, Соня сразу заругалась:
- Че приперся спозаранку, алкаш несчастный, если опохмелиться захотел, дак нету у меня, а и было бы - не дала. Мотай отсюда.
- Не до опохмелки сейчас, Соня.
- А что так? – ехидно спросила женщина.
- Соня, ты только не волнуйся, Степа, он…
- Степа вчера умер, – перебила его Соня, - туда ему и дорога, надоел, хуже горькой редьки со своими пьянками-гулянками, такой же алкаш, как и ты. Я вчера пяткой перекрестилась от радости.
- Соня, нельзя так говорить, грех это, Боженька тебя накажет за твои слова.
- Толя, вертела я тебя, сам знаешь на чем, учить меня еще будешь!
- Соня, Степа не умер, он живой.
- Как не умер, своими же глазами видела! - возмутилась Соня. – И где эта сволочь?
- Степа, выходи! – крикнул Толя.
Степа, опустив голову, с виноватой улыбкой, как нашкодивший школьник, получивший двойку, вышел из-за забора. Увидев Степана, Соня заругалась:
- Ну, идрит твою, через коромысло, вот Боженька уже и наказал меня, опять это дерьмо плывет к моему берегу.
- Сонечка, прости меня, любимая, я не хотел, – залепетал Степан.
- Степа, ты хоть понимаешь, что все мои планы коту под хвост. Я тебе уже и гроб заказала, завтра хотела схоронить, а в понедельник идти документы оформлять по потере кормильца, да какой ты кормилец, – махнула рукой Соня.
- Как это завтра схоронить. Его же еще не анатомировали, только в понедельник будут, – встрял Анатолий.
- А ты пошел вон отсюда! – теперь на Анатолия заорала Соня и кинула в него сапогом.
- Вы охренели что ли, какой анатомировать, я живой! – подал голос Степан.
- А ты сейчас лучше заткнись и живо домой.
Анатолий быстро смылся, а Степа подошел к жене, виновато положил голову ей на грудь. Она обняла его:
- Степа, ты даже умереть по-человечески не можешь, все у тебя как-то с завихрем, пошли домой, накормлю, непутевый.

Устаканилось
И жизнь снова вошла в свое русло. В понедельник утром патологоанатом, придя на работу, не сразу обнаружил пропажу. До самого обеда ходил с ощущением, что чего-то не хватает, а чего, никак не мог понять. Когда ближе к обеду догадался посмотреть в бумаги, понял, чего не хватает. Не хватало одного трупа. Он стоял над пустой каталкой, в удивлении разводил руками и, хлопая глазами, удивлялся: куда делся труп!? Обойдя свое небольшое помещение и осмотрев все углы и закоулки, убедился, что и там ничего нет. Потом позвонил в полицию. Там над его заявлением от души посмеялись, но так как патологоанатом там был человек уважаемый, проигнорировать не посмели и выехали на место.
Степана нашли быстро, он у своего друга Анатолия обмывал свое воскрешение. Его голова была обмотана в белоснежные бинты, от чего он казался каким-то загадочным, как и эта история, которая с ним приключилась. И все бы было очень смешно, если бы не так грустно.

P.S. Все мои истории основаны на реальных событиях. И эта не исключение. Реальные события, реальные люди со своими судьбами, плюс совсем немного вымысла, вот и все, что нужно для очередной истории.

Подпись под фото: Э-э, народ, смотрите как я ныряю!


Возврат к списку