Телефон
+7 (34266) 2-24-77
Электронная почта
Огни забытых деревень. Деревня Мартьянова. 12 Декабря 2018

Огни забытых деревень. Деревня Мартьянова.

Будучи маленькой девочкой, я слышала, как часто в разговорах между бабушкой и дедушкой проскальзывало название деревни Мартьянова. Позже бабушка рассказала, что дедушка с родителями жили в деревне, след которой уже исчез с карты нашего района. Я понимала, где расположена эта деревушка, так как в летнее время часто совершала велосипедные поездки в те края. Мне захотелось узнать больше о том, как протекала жизнь в этой деревне и написать об этом маленький рассказ.
Память жива либо в сознании человека, либо на бумаге. Остальное – только зацепки, по которым нелегко восстановить события. Но иногда остаются кое-какие обрывочные воспоминания, хотя и они постепенно становятся частью прошлого и также исчезают, если не будут зафиксированы. Тогда уже не остается ничего: было и прошло. Изучая оставшиеся воспоминания, призываешь на помощь воображение, чувствуя бессилие восстановить далекое прошлое. Этот процесс похож на игру, момент неожиданного, даже чудесного, поскольку, читая названия деревень на старой карте и ничего о них не зная, представляешь, что осталось. Находишь их среди лесов, и игра продолжается. Теперь уже пытаешься на основе того, что увидел, представить, как жила эта деревня в пору расцвета.
Как написано в книге «Река Сарс – дорога в будущее», в восьми километрах от села Петропавловск, на левом берегу речки Маш, стояла деревня Мартьянова. Первооснователем деревни считается Мартьян Шестаков, приехавший туда в 1770-х годах из деревни Мартьяново (ныне Суксунский район). С ним приехали сыновья Тихон, Филипп, Сарион (Виссарион? Ларион?) и Николай. Первым дом поставили Тихону. Его построили одним топором, без пилы, на каменном фундаменте, с бревенчатым потолком. За Шестаковым из тех же мест приехали и другие семьи: Бахматовы, Кузнецовы, Дьяковы, Крючковы, Мизевы и другие.
Народ в Мартьяновой собрался трудолюбивый и мастеровой. Кроме распространенных зерновых, картофеля и овощей, сеяли просо и гречиху, лен и коноплю. Из них плели волокна, а затем женщины ткали ткани и шили для семей одежду. Мужчины выделывали шкуры из овчины, шили конскую сбрую и кожаную обувь, катали валенки и занимались пчеловодством. Место для селения было выбрано удачное: его окружал лес, на месте вырубок возделывали поля, рядом протекала чистая речушка, из под горы в нее впадали родники. Напротив деревни, на правом берегу реки Маш, в карстовой воронке образовалось озеро, в котором водились щуки. В речке же, кроме усанов, никакой другой рыбы не было.
В 1869 году в Мартьяновское сельское общество входили деревни Мартьянова (22 двора, 132 жителя) и Нырок (8 дворов, 16 мужских душ). В конце 19 века в Мартьяновском сельском обществе жило 368 человек, в хозяйстве у них было 222 лошади, 342 коровы, 331 овца и 138 свиней. В начале 1930-х годов организовали колхоз «Путеводная звезда», в котором было две бригады: в Нырке и Дубровой. Дома деревни Мартьяновой растянулись на километр-два вдоль реки. Наиболее зажиточные и трудолюбивые крестьяне подверглись раскулачиванию. В двухэтажном доме раскулаченного Константина Бахматова на первом этаже сделали магазин, на втором – детские ясли и правление колхоза, в доме Константина Крючкова поместили школу.
В начале 1941 года в деревне жило 63 семьи, 290 человек. В годы войны из Мартьяновой на фронт ушло 65 человек, в их числе - три девушки, 33 из них погибли. В числе ушедших на фронт был и отец моего деда – Илларион Яковлевич Шестаков. На войне ему прострелили руку, и он был комиссован в 1942 году. После возвращения в родную деревню Дуброва, расположенную вблизи Мартьяновой, он стал председателем колхоза.
В 1960-х годах, при укрупнении колхозов, люди стали разъезжаться из деревни. Перестали работать медпункт, магазин, клуб и школа. Если в конце 1960-х годов в Мартьяновой жило 205 человек, то в начале 1980-х оставалось только 36 жителей. В конце 1970-х исчезли деревни Нырок и Дуброва. Незадолго до полного исчезновения деревни Дубровы, в 1967-1968 годах, Илларион Яковлевич вместе с супругой Екатериной Ивановной и детьми перебрались в Мартьянову. Екатерина Ивановна, мать моего деда, носила звание матери-героини - она родила одиннадцать детей. Я запомнила ее как «бабу Катю», крепкую, сильную духом женщину. Дедушка был одним из самых младших её детей. Илларион Яковлевич всю жизнь проработал лесником, занимался пчеловодством, также у них было хозяйство, ездили на лошадях. По воспоминаниям дедушки, в деревню часто захаживали лоси и волки. Их дом располагался в конце деревни, у реки, рядом с тополем. Как и в Дуброве,  они были последними жителями Мартьяновой.
Когда деревня стала распадаться, девять семей переехали из Мартьянова в село Шляпники Ординского района и расположились на одной улице, которую так и назвали - Мартьяновской. Свадьба моих бабушки и дедушки была последней в Мартьянове (1982 год). На торжество пригласили оставшихся малочисленных жителей деревни, где они пели и плясали, зная, что такого праздника здесь больше не будет никогда. Из Мартьяновой семья Шестаковых переехала жить в Октябрьский в 1987 году, а затем в поселок Сылва Пермского края, где они и доживали свой век. Ушли из жизни в глубокой старости. Иллариону Яковлевичу в этом году могло бы исполниться 100 лет.
Сейчас на месте деревни Мартьяновой нет ничего, кроме старого кладбища, на которое приезжают люди помянуть родных. Дома снесены, и на их месте простирается поле. Деревни давно нет, но есть живописное место, где растет земляника и лисички. Бывшие жители Мартьяновой хранят в душе воспоминания о родном крае и ежегодно встречаются на месте, где когда-то была их малая родина. Найти друг друга и поделиться памятными фотографиями им помогают социальные сети, в Одноклассниках они создали сообщество, в котором состоят бывшие жители деревни и их близкие.

Подпись под фото: Мои Шестаковы стали одними из последних, кто покинул д. Мартьянова.


Возврат к списку