Телефон
+7 (34266) 2-24-77
Электронная почта
Ночь на Ивана-купала. Или как однажды я увидела русалку. 19 Сентября 2018

Ночь на Ивана-купала. Или как однажды я увидела русалку.

Я проснулась от того, что моя кровать скрипела, ухала и ходила ходуном. По телу пробежали мурашки.
- Маа-маа! - со страху голос с сердцем убежали в пятки.
Из-под кровати кто-то бабушкиным голосом сказал: «Охо-хо-ух-ух». Набравшись смелости, я легла на край кровати. Увидела знакомую заплатку на юбке. Заплатка была в виде солнышка. Бабуля как-то гнала гусей и зацепилась за тын, но не нашла такого же материала и пришила желтого цвета, хотя юбка была синяя. Когда бабуля спала, я на заплатке нарисовала глазки и ротик, и когда бабушка ходила, солнышко улыбалось и подмигивало.
- Бабуля, зачем ты залезла под кровать?  
- Ох, доню, сегодня праздник. Помнишь, мы вчера травки с тобой собирали, они сегодня волшебные стали. А сегодня ночью все оживает. Если пойдешь в сад, можно услышать, как дерево с деревом разговаривает.
Я рассмеялась:
- Представляю, сижу, ловлю рыбу, а тут абрикос с вишней подходят: «Клюет?»  
- Ну, доню, если не веришь, иди умываться и кушать.

Легенда
После завтрака я спросила у бабули:
- А что еще происходит в эту ночь?
- Ты же казала, что не веришь!
- Ну, бабуль, расскажи!
- Эта ночь волшебная.
- Ура, спать не буду! - воскликнула я.
- Так в эту ночь спать и не полагалось, да и ночь самая короткая. Но, самое страшное, что вместе с травками и деревьями оживают всякие нечести: ведьмы, злыдни, русалки, кикиморы. И чтобы защититься от них, нужно по хате разложить волшебные травы. Вот я и залезла под кровать, чтобы злыдни тебя не испугали. Ивана-купала в старину называли травником.
- А зачем ты тогда эти некрасивые цветы в вазу поставила? Лучше бы ромашек.
- Это, доню, хорошие цветы. Это Иван да Марья. - Этот цветок - символ праздника, - сказала бабушка.
- А почему не Дарья и Василь или Зинка и Светка?
Бабуля улыбнулась:
- Есть легенда, что жили парубок Иван, да дивчина Марья, любили друг друга и повенчались, но они не знали, что являются братом и сестрой. И чтобы никогда не расставаться, в эту ночь они превратились в цветок.
- Как так? Если любишь, то будешь цветком?
Бабушка заулыбалась:
- Рано тебе еще о любви говорить. Много чудес происходит в эту ночь, но самое главное волшебство, когда расцветает папоротник! Кто найдет этот цветок, откроются ему все клады земли, а еще он станет сильным и будет понимать язык животных и птиц.
- Вот здорово! Пойду его искать, - радостно воскликнула я. - Папа мне рассказывал, когда он был молодым, что он тоже искал цветок, разводил костер и прыгал через него, а еще хоровод водил, песни пел. Это правда, бабуль?
- Правда, а еще дивчины плели венки и в речку опускали, утонет – не выйдет замуж, уплывет – жди жениха.

Разочарование
Днем я спросила у папы, можно ли мне на праздник вечером.
- Если ребята тебя возьмут, иди.
Я побежала в сад, где на качелях сидели сестра и братья.
- Возьмите меня на праздник!
- Малая, на горшок не пора?
- Не, она горшок с собой возьмет, а то черта или ведьму увидит - прощайте штаны! – дружный хохот побежал по всему саду, даже аисты на крыше захлопали крыльями и защелкали клювами.
Вечером все стали собираться на праздник.
- Зинка, а ты со своим Степушкой пойдешь? – ехидно спросила я у сестры. - А ты, Толян, свою толстушку Ганку поведешь? А вдруг она в лягушку превратится?!
Мне стало смешно, я представила, как Ганка прыгает через костер. Недолет - и прямо в костер. Я смеялась. Братья и сестры уставились на меня.
- Малая, ты что, на солнце перегрелась? Сейчас нельзя шутить - час назад я русалку видел, - с серьезным лицом сказал брат. - Иди дрыхнуть!
Я поняла, что меня не возьмут. Наступила ночь. Мы сидели с дедом на завалинке, деда курил самосад.
- Деда, а ведьмы и русалки бывают?
- Шо, бабка сказками завалила? Да не, доню, брехня это, хотя, Дарьюшкин венок доплыл до меня! - на лице деда пробежала улыбка и спряталась в бороде. – Тебя что, не взяли?
- Нет! - тяжело вздохнула я. Несколько минут стояла тишина, мне показалось, что все деревья нашего сада и вся наша скотина ушли на праздник. Я зашла в сарай, моя подруга Зойка спала без задних ног, петух посмотрел на меня одним глазом и дальше спать. Хорошо, хоть не я одна от чертей отбиваться буду.
- Чуешь, доню, а ты беги на праздник, - подмигнул мне деда.
То ли от радости, то ли от волнения, я стала заикаться:
- А разве можно без спроса?
- Кто в доме хозяин?! - дед даже встал и помахал кому-то кулаком. – Скажи, я разрешил, беги! Без тебя праздник - не праздник.
Но этого я уже не слышала, и не слышала, как на крыльцо вышел отец, как дед рассказывал про меня, заливаясь от смеха, показав отцу на сандалии, стоящие на траве.

Праздник
В два прыжка я перепрыгнула через тын. Праздник проходил на берегу реки. Как тут было здорово! Горели костры, будто пели в унисон с парнями и девчатами, одетыми в национальные костюмы, которые водили хоровод, и пели мелодичные песни. Девушки плели венки и пускали их на воду.
- Вот смешные, - думала я, - подумаешь, замуж не пойдет, на следующий год сплетет и пойдет. Дивчинка, у которой венок уплыл, радостно завизжала и стала всех подряд целовать, даже меня в затылок. Я побежала к костру, захотелось прыгнуть, чтобы быть самой сильной и счастливой. Только хотела побежать, как удивленный крик Зинки и Сашки остановил меня:
- Малая, ты что тут делаешь?
Я с испугу не знала, что сказать.
- Носки стираю!
- Шо? Шо?
Я достала из кармана мокрые носки. Когда бежала по лесу, дорога была выстелена песком, я их в речке и прополоскала. Сандалии-то дома остались. Смех разбудил даже луну, которая мирно дремала под пение хоровода.
- Тебя кто отпустил?
- Деда! – с гордостью сказала я. - А еще он сказал за вами присматривать, а сандалии от радости забыла.
Вокруг меня раздался смех. Смеялась Луна, даже до слез, свет от которой падал в речку, на сад. Мне показалось, что рыбы высунули головы из воды и тоже смеялись, только «бабушкина внуковская орава» тупо смотрела на меня, будто я кикимора, и они меня видят первый раз. Первым очухался старший брат:
- Ну, деда! Конечно, деда наш авторитет. Погуляли! Теперь из-за Светки придется идти домой. Она же босиком, а если ногу порежет, мне от деда и тем более от дядьки Гриши влетит.
Толик был самый старший из «оравы», и попадало ему от деда больше всех, потому что у нас был закон, что старшие заботятся о младших..
- Ну-ка, сестренка, залезай на спину, - скомандовал Толик.
От радости я целый мешок вопросов высыпала на всех:
- А вы цветок папоротника нашли? А венки плели? А русалок видели? А ведьма из леса к вам не приходила?
- Не приходила, она как раз у меня на спине едет.

Русалка
- Толик, а где твоя Ганна? Убежала или в русалку превратилась? А ты почему в черта не превратился? Толстых чертей не бывает?
Смех прекратился. Брат опустил меня на землю:
- Катерина, - обратился он к подруге младшего брата, - вы же вместе «до ветру» ходили?
- Да, но она первая пошла, говорит, хочу хоровод поводить, у нас в городе-то такого нет. А потом я думала, она с тобой.
- Все, утопла вместе с венком, - с сарказмом сказала я.
Все уставились на меня. Брат врезал «тихонько» мне подзатыльник.
- Вы что, дурни, она же из Полтавы, заблудиться может. Толик рванул к реке. Второй брат после Толика, посадил меня на спину и мы тоже двинулись к речке. Нельзя же брата оставлять одного: деда всегда учил, что семья - это как кулак, одно целое, все за одного. Если одному плохо, помоги, поддержи, будь рядом, малышей не обижай, старших уважай. Мы подошли к речке.
- Ганка, Толик, вы где?
Даже луне стало любопытно и она ярче осветила реку. Тут мы увидели, как из камышей выплывает лодка, в которой, распустив свою косу, сидела Ганка. Волосы у нее были ниже колен, и они с Зинкой все время спорили, у кого коса толще и длиннее. Казалось, что опущенные в воду волосы расчесывают реку, а луна посыпает их серебристым лаком. Ганка лежала и была похожа на русалку. На веслах сидел Толик, и мне показалось, что это в самом деле русалка и медведь.
- Толик, Ганна! - хором закричали мои братья и сестры. Девушка-русалка прыгнула в воду. Все притихли, а я рассмеялась:
- Толик, а я что говорила. Ганка – русалка! Беги в хату, там шкура лягушки или рыбий хвост.
Толик прыгнул за девушкой.
- Да, права была моя бабулечка – чудеса да и только!

Самый счастливый человек
Луна стала зевать, взбила тучу, улеглась, а у солнца зазвонил будильник. Утром мы сидели дружно за большим столом и уплетали блины. А я как всегда в «красках», как попросил меня деда, рассказала про наши похождения. Стоял смех.
- Хороша, видно, была ночка! Эх, зря я, доню, с тобой не пошел, русалку бы увидел, - смеялся дед, за что получил от бабули ложкой по седой голове, чем вызвал еще больше смеха у семьи.
Я подумала, не надо мне никаких кладов, не верю я в нечистую силу. И пусть мы не нашли цветок папоротника и не стали сильными, так как не перепрыгивали через костер. Я счастливый человек! У меня, как говорил дед, есть кулак – моя дружная и самая любимая семья.

Подпись под фото: В ночь на Ивана-купала девушки опускали в реку венки, чтобы предсказать свое будущее.


Возврат к списку