Телефон
+7 (34266) 2-24-77
Электронная почта
Эхо памяти. Становление и развитие леспромхоза. 23 Мая 2018

Эхо памяти. Становление и развитие леспромхоза.

Десятки лет я в Щучьем не живу,
Здесь всё сменилось,
здесь живут другие,
Но каждой ночью, будто наяву,
Ко мне спешит деревня  
в ностальгии.
И может быть, в том мире,
в той тиши
Сольёмся воедино, как святые,
Но здесь пока ты часть
моей души,
Ты сладкий недуг сердца –
ностальгия.
Однажды на одной из клубных встреч кто-то из гостей подарил мне такие откровенные стихи. Случайно наткнувшись на них в своих «толмутах», мелькнула мысль: напишу, что знаю о леспромхозе, используя частично сохранившийся материал, который собирала, добывала из памяти людей к вечерам «От всей души». Мало кто писал об этом в газету.

Начало
Пожалуй, начну издалека – с зарождения леспромхоза, посёлка. По сути дела леспромхозы создавались на небольшой срок – пока есть лес. И многие уже давно исчезли с карты России. Но вот, наверное, правильное время и место было выбрано для Щ-Озерского леспромхоза, хотя его тоже нет, но сам посёлок существует худо-бедно до сих пор.
Т.М. Пономарёва – бригадир, станочница шпалорезного станка с 40-летним стажем работы, большая общественница, делегат X съезда профсоюза деревообрабатывающей промышленности в Москве вспоминает: «Лесозавод «Спартак» начали строить в 1929 году, запустили в 1932 году. Пилили доску, пиломатериал, брус. Возили на вагонетках по узкоколейке, лошади тянули их. Затем складывали в штабеля, грузили в вагоны и по ж/д отправляли по назначению. Работали в три смены, трудились не покладая рук.
Когда началась война, всех мужчин взяли в армию. Остались женщины и малые дети. Мы, 12-13-летние, шли работать, бросив школу. Вместе со взрослыми мы пилил военный заказ – переводной стрелочный брус, грузили оружейную болванку в штабеля. А когда стали старше, рубили лес и готовили его к сплаву. В 1947 году поставили шпалорез и вся молодёжь пилила шпалу в две смены и грузила в вагоны. Работа работой, а ведь мы были молоды: не унывали, в свободное время пели, плясали, играли на гармошке. Добрые тогда были люди».
Очень хочется вспомнить о лесном участке Калыма. Щучье-озёрцы. Это участок сезонных рабочих. Съезжались туда отовсюду, леса было много. Жили в шести бараках по 8 комнат в каждом. Печь, одна-две кровати, стол, табуретки. Были и частные дома, где люди держали скот, сажали огороды. На участке была общая баня, медпункт, клуб, где каждый вечер показывали кино, магазин, пекарня, конный двор, начальная школа. Люди были разных национальностей, но жили очень дружно. Постепенно лес в округе истощался и в конце 50-х участок закрылся. Люди переехали на другие лесные участки: Ирень, Атер, Бартым, Щ-Озеро. Что ж, жили так, как подсказывало время.

Достопримечательности того времени
Посёлок Щ-Озеро рос, развивался. Удивительно: в Щучьем не было воды, а люди селились, строили дома, заводили семьи, рожали детей. Надо отметить, что в те годы были очень большие семьи - по 5-10 детей. Постепенно леспромхоз набирал рабочую силу, административные кадры, совершенствовал технику. Вот некоторые достопримечательности тех далёких лет. В 50-60 года украшением села был, конечно, вокзал с залом ожидания, комнатой матери и ребёнка, рестораном, актовым залом, медпунктом, ведь железная дорога была однопутная, и поезда останавливались надолго. На улице был киоск, где всегда можно было купить свежие газеты, журналы… Летом вокзальную площадь украшали цветы и кустарники. В весенние и летние вечера мы, молодёжь, очень любили гулять по асфальтовым дорожкам железной дороги. Место влюблённых.
В поселке было много разных магазинчиков, ларьков, гостиница, большая столовая. А еще в Щучьем был очень большой базар. На площадь по выходным дням съезжались торговцы со всей округи. Предлагали от мяса и мёда до живности всякой. Любили щучьеозёрцы побазарить. Целыми семьями шли, как на праздник.
Было в поселке заготзерно, где трудилось много рабочих, аскинская база, заготскот. Работала заготконтора, где принимали тряпьё, бумагу. Был конный двор. «Тяжёлая» конная сила нужна была для подвоза воды, продуктов и хлеба из пекарни, стоявшей на берегу реки. За линией были большие базы ОРСа. На горе Кирякской пытались открыть гипсовый заводик. Кирпич делался вручную. Память об этом - магазин (теперь склад), построенный из этого кирпича. Тогда его назвали по фамилии продавца – Янкинский.
В поселке была 2-этажная деревянная почта, где размещалась сберкасса, телеграф, телефон. «Пятачок» возле ее здания был любимым местом молодёжи, вечерами здесь всегда было шумно, весело, звучала гитара.
В конце 60-х сделали пруд. Мы, учителя, тоже помогали укладывать дно пруда дёрном. В поселке был прекрасный быткомбинат: швейная мастерская, некоторые мастерицы этого дела до сих пор живут в Щучьем; парикмахерская, сапожная мастерская, фотография. Многие помнят прекрасного фотографа Кузнецова.
Людей в леспромхозе было много. Была больница, детское отделение, роддом, стационар, поликлиника, кухня. Два детских сада, большая школа, клуб. Детей было много, и учить их приходилось в нескольких свободных зданиях на обеих сторонах посёлка.
На окраине Щ-Озера в 50-60-годы был посёлок Заречный с промкомбинатом, мебельным цехом, где делали столы, стулья, комоды, шифоньеры, шкафы. Хорошо была поставлена работа, когда директором был А.А. Ехвик. Мужчина с крепким волевым характером. В Заречном был магазин, клуб, где показывали кино, концерты. Место очень красивое. Лес, река.
Особенно насыщенной и яркой стала жизнь в посёлке, когда директором леспромхоза был назначен  Г.М. Бердников. Это был 1973 год. Георгий Михайлович свой, доморощенный. Первая запись в его трудовой  книжке 17 августа 1946 года - должность рабочего лесозавода «Спартак». Тогда ему не было и 16 лет. Прошёл всё: валил лес, трелевал, грузил, перерабатывал его в лесопильном цехе, работал  шофёром, механиком, мастером, стал в итоге директором, понимающим все трудности рабочего человека. Тогда только в леспромхозе трудилось более 1000 человек. Много добрых дел сделал  Г.М. Бердников. Правительство высоко оценило вклад в развитие народного хозяйства нашего края. За достигнутые успехи  он награждён орденом «Знак Почёта».
При его руководстве произошли серьёзные изменения в жизни леспромхоза. Во-первых, продолжилось восстановление лесных ресурсов, начатое в 60-х годах. Ежегодно производились лесопосадки на площади до 500 га. Георгий Михайлович говорил: «Мы занимаемся естественным сохранением леса в момент его заготовки». Школьники выпускных классов тогда зарабатывали хорошие деньги на лесопосадках. Вырубленные делянки сдавались на чистоту. Действительно приятно было ходить в лес. А что делается сейчас?
Основное внимание уделялось переработке древесины, производился пиломатериал, шпалы, тарные комплекты (готовя вечера, мне приходилось не раз бывать в этих огромных цехах), в небольших объёмах производилось пихтовое масло для парфюмерной промышленности, а также сырьё для спиртзаводов, технологическая щепа для целлюлозно-бумажной промышленности Пермской области. Были интересны маршруты нашей продукции, которая шла на экспорт в Польшу, Финляндию, Югославию, Афганистан, Австрию. В основном, это были шпалы, пиловочник, баланс.
В 70-80 годы развивалось и подсобное хозяйство: были пчелопасека, свинарник на 100 голов, выращивались овощи в открытом и закрытом грунте. Улучшались жилищные условия.

Лучшие из лучших
С планами ЛПХ справлялся успешно. Назову несколько громких имён тружеников леспромхоза. С высокими темпами работали водители лесовозов по бригадному подряду Л.Л. Денисов, Г.А. Попов, Я.А. Шушминцев, Л.Я. Кочешев, С. Шухардин. Кстати, за долголетнюю, безупречную работу в лесной промышленности последний занесён в Галерею трудовой славы Всесоюзного Лесопромышленного  объединения. Эта бригада была одной из лучших. Не расставались с работой в ЛПХ до самой пенсии инженеры, механики Г.П. Казаков, А.Г. Бекурин, В.Ф. Селёв, Г.В. Васильев, А.Д. Анисимов, Р.А. Гильманшин. Их опыт, знания, умения очень ценились. Огромный вклад в жизнедеятельность леспромхоза и посёлка вносил бессменный, очень деятельный, богатый опытом работы парторг В.П. Мокроусов. Нужной и востребованной была работа крановщиков Л.Е. Сумачева, Евгения и Владимира Кубасовых, Валентины Филипповой. От них зависела быстрота погрузки пиломатериалов в вагоны.
В леспромхозе ежегодно проводились конкурсы лучших по профессии. Например, среди вальщиков леса часто победу одерживал Н.Г. Гильмулин, среди раскряжёвщиков – Ш. Халилов. Организовывал и помогал проводить такие мероприятия профком – А.Г. Ситдиков, Э.А. Минина.
Наши экономисты, бухгалтеры: Е.Ф. Чагина, Н.С. Прокопьева, Т.В. Казакова, В.А. Бахматова, А.В. Балабанова, Е.А. Кубасова, В. Трубицына, З.Н. Смирнова, Е. Ведрова, Л. Сумачева, А.Г. Гизитдинова не только грамотно выполняли свою работу, но и активно участвовали в жизни леспромхоза, посёлка, были участницами художественной самодеятельности.
Добросовестно трудился коллектив ОРСа. В леспромхозе была прекрасная столовая для рабочих, где каждый мог очень вкусно и дёшево поесть. Нельзя оставить без внимания замечательных, трудолюбивых поваров: Р.С. Зиалтдинову, Н. Нежинскую, К.М. Первову, Е. Бабич.

Всё для людей
В 70-80-годы жизнь в посёлке била ключом. Всё было для людей: клуб на 480 мест с кинозалом, биллиардной комнатой, теннисом. Был развит спорт: летом перед клубом было две волейбольные площадки, зимой - прекрасная лыжня, а весной, не успеет стаять снег, а на стадионе, тогда одном из лучших в районе, уже тренировались футболисты. С ними работал спортинструктор, который организовывал молодёжные футбольные и лыжные команды, завоёвывавшие переходящие кубки соревнований. Да и на физруков нам тогда очень везло! В каникулы профком отправлял детей на экскурсии по городам Союза, в прекрасный пионерлагерь, располагавшийся в д. Кашкино. А сколько было свадеб: до пяти каждую пятницу!
С началом перестройки жизнь пошла по-другому. Леспромхоз мог бы существовать и дальше, к примеру, в статусе акционерного общества, ведь было столько техники, такие замечательные цеха переработки, надо было только сохранить и использовать. Но все катилось под откос. На последнее собрание приехал и бывший директор Г.М. Бердников, чтобы хоть как-то сохранить своё детище. Но не восприняли его рабочие, ведь это было уже другое поколение щучьеозёрцев. «Неумные головы» руководства не продолжили жизнь леспромхоза в нормальном человеческом русле. А могли! А теперь – жаль! Вот так умирают деревни России…

Подпись под фото: Продукция леспромхоза шла на экспорт в Польшу, Финляндию, Югославию, Афганистан, Австрию.


Возврат к списку