Телефон
+7 (34266) 2-24-77
Электронная почта
80 лет трагедии. Памяти жертв политических репрессий. 29 Октября 2018

80 лет трагедии. Памяти жертв политических репрессий.

30 октября в России День памяти жертв политических репрессий. В разных городах страны проходят поминальные акции. Их цель – не дать забыть о судьбах ни в чем не повинных советских граждан, которые были расстреляны, отправлены в исправительно-трудовые лагеря или подверглись другим видам наказания и притеснения.
В истории разных стран случались периоды, когда государственная власть по каким-то соображениям начинала воспринимать часть своего населения либо как прямых врагов, либо как «ненужных» людей. Принцип отбора мог быть разным: по этническому происхождению, по религиозным взглядам, по политическим воззрениям, по уровню образования. Но итог был один - эти «ненужные» люди либо уничтожались физически без суда и следствия, либо подвергались уголовным преследованиям, либо становились жертвами административных ограничений (высылались из страны, отправлялись в ссылку внутри страны, лишались гражданских прав, и так далее). То есть люди страдали не за какую-то свою личную вину, а просто потому, что им не повезло.
Подавляющее большинство репрессий пришлось на 1917-1953 годы. Им подвергались не только отдельные люди, но и целые народы - крымские татары, калмыки, чеченцы и ингуши, немцы. Для нравственной оценки данного события совершенно неважны конкретные цифры пострадавших. Будь это сто тысяч или сто миллионов - это все равно трагедия, это все равно преступление.
Найти какую-либо информацию о своем репрессированном родственнике – трудоемкий и медленный процесс, но некоторые люди жаждут знать правду и прикладывают все усилия, чтобы собрать воедино все обрывки и факты. В нашем районе на сегодняшний день еще остались те, чьи близкие родственники были жертвами репрессий, и кто располагает малой долей информации на этот счет из рассказов уже ушедших из жизни родных или из своих личных наблюдений. Одна из них – это Елена Адольфовна Кубасова, уроженка поселка Щучье-Озеро.
В свои юные годы Елена Адольфовна столкнулась с массовой нетерпимостью к другим национальностям. Ее девичья фамилия Шильберт. Для всех очевиден факт, что она имеет немецкие корни. После окончания школы Елена Адольфовна и все те, чьи близкие были признаны репрессированными, не имели возможности поступить в ВУЗ, для них были под запретом некоторые специальности и профессии. Сейчас мы понимаем, насколько четкое было разграничение. Люди были притеснены даже в выборе своей деятельности, обозначаясь антисоветскими элементами. Для современного человека это выглядит глупым предрассудком, но такова была реальность, и у людей не было иного выбора – приходилось приспосабливаться. Когда она сделала запрос в ГУВД Пермского края, собрав все необходимые документы, ей дали справку о том, что она репрессирована, родилась и выросла на поселении своих родителей без права выезда. Звучит горько до слез.
Её прадед, Эвольт Юлисович Шильберт, был родом из Житомирской области, служил в царской армии на протяжении семнадцати лет, учительствовал, был священником, за что и был осужден в 40-х годах и в итоге расстрелян. В те годы было жестокое гонение на священнослужителей, но они продолжали свою деятельность тайно: крестили, венчали. Отец Елены Адольфовны Адольф Эвольтович – ушел из жизни в 2004 году, и до самых последних дней хранил молчание, да и бабушка несла свой крест до конца дней, ничего не рассказывая. Дети мало знали о той ситуации, которая царила в те годы. Приходилось лишь догадываться обо всех трудностях и невзгодах, выпавших на долю этих ни в чем не повинных людей. Отец никогда не жаловался на свое положение. В то время было опасно испытывать недовольство своей жизнью. Он сумел покреститься и принять православие лишь перед смертью - в 69 лет, а так всю жизнь проходил «погруженным». Многих даже окрестить по-человечески не могли, так как за людьми была постоянная слежка. Имя «Адольф» в те годы было весьма распространенным, но жителю Советского Союза приносило сплошные беды и недоразумения. Он так настрадался от своего имени, что просил окрестить его Анатолием.
На войну людей с немецкой фамилией не брали, но некоторые умудрялись ее видоизменять и служить. Например, «Янке» становился «Янкиным» и шел воевать. Людям запрещали продавать продукты своего производства на рынке, иногда даже отбирали скот. Репрессированные немцы были трудоголиками: работали, не покладая рук, ведь главное - оставаться человеком и жить по совести, даже если на тебя повешен ярлык «лицо немецкой национальности».
Подавляющее большинство жертв политических репрессий было впоследствии реабилитировано, то есть официально признано государством несправедливо осужденным. Не всегда реабилитация происходила «автоматически», иногда этим людям или их родственникам приходилось проявлять настойчивость, годами писать письма в государственные органы. Родственники Елены Адольфовны также были впоследствии реабилитированы. На сегодняшний день она активно занимается исследованием своих корней и имеет большое желание изучить вопрос о репрессированных предках максимально детально.
Политические репрессии, вне всяких сомнений, – позорная страница отечественной истории, чудовищное преступление против человечности. Потому память о репрессированных нужно хранить и умножать.


Возврат к списку